Новости «Нефтяника»

Ярослав Альшевский: «Где ты играешь, это и есть твой дом»

Нападающий «Нефтяника» Ярослав Альшевский, два сезона отыгравший в системе «Куньлуня», рассказал о жизни в Китае, работе с Юрзиновым и своих принципах в хоккее.

«В КИТАЕ БОЛЬШЕ ВРЕМЕНИ ПРОВОДИЛИ В САМОЛЁТЕ И АЭРОПОРТУ»

– Ярослав, вы почти два года провели в Китае. Как там жилось?

– В целом, ничего особенного. Только в плане быта было немножко тяжело, потому что мы жили постоянно в гостинице и приходилось там иногда готовить. Потому что китайскую еду долго не поешь, что там – рис да рыба.

– В плане языка удавалось общаться с местными?

– Нет, там без шансов в плане этого. Там даже английский никто не понимает. Если, например, в Шанхае или Пекине кто-то ещё как-то его понимает, то в Харбине – никто. В основном там фермеры живут, которые даже элементарные слова не понимают.

– Автомобиля не было?

– Нет, конечно. Для этого в Китае нужно получать свои права, поэтому мы постоянно ездили на такси. Садишься, показываешь водителю адрес, и он тебя везёт. Пускай не с первого раза, но привезёт куда надо (улыбается). Да особо и ездить не приходилось: у нас из-за перелётов было мало свободного времени на восстановление, да и пробки в Китае довольно большие.

– Вы, наверное, в самолёте больше жили, чем в гостинице?

– Да. И в аэропорту. Чартерами мы пользовались только в «Куньлуне», а в вышке летали регулярными рейсами.

– На ваш взгляд, целесообразно было приглашать в лигу китайские команды с такими проблемами в логистике?

– Думаю, да. Чем больше команд, тем больше ребят будут играть и развиваться. Я за то, чтобы было как можно больше клубов.

– Там же у них и с интернетом проблемы.

– Да, но просто подключаешь VPN и пользуешься. Но он медленный, если сравнивать с Россией. Мне кажется, наши технологии немножко опередили их (улыбается). Но у них и население в 10 раз больше, чем наше.

– А местные пользуются VPN?

– Нет, у них своя сеть. Вместо ватсапа у них вичат, они там все сидят.

– Андрей Макаров, который играл в «Куньлуне», жаловался на экологию в Пекине...

– А, это вообще отдельная тема. В Харбине также всё топят углём, как в Пекине, и как только начинаются минусовые температуры, в городе становится невозможно находиться. Все ходят в масках, постоянно смог – в плане экологии там, по-русски сказать, задница.

– А из плюсов что-то было?

– Как бы там ни было, интересно побывать в такой стране, узнать что-то для себя новое.

– Когда вас с братом обменяли из «Нефтехимика» в «Куньлунь», вы же уехали с новой командой сразу после игры в Нижнекамске?

– Мы уже перед игрой знали, что переходим в «Куньлунь». Мы поехали в Казань собирать вещи, потому что там живём. И команда через день как раз играла в Казани, мы отправили часть вещей с ними оттуда. Потом нам сделали визы, купили билеты, и мы прилетели в Китай уже из Москвы.

– Не удивились этому обмену?

– Нет, восприняли это спокойно.

– Вы часто играли с братом вместе. Когда вас брали в команду, предполагалось, что вы будете играть в одной связке?

– Почему? В прошлом году вообще получилось так, что брат играл в Казахстане, а я в Китае. По-разному бывает, в этом году снова будем вместе.

– Каково было перебраться из Нижнекамска так далеко?

– Вообще я нормально отнёсся к переезду, каких-то эксцессов не было. Коллектив в «Куньлуне» был хороший, мы сходу вышли в плей-офф. Пусть в первом раунде и проиграли, но мы попали на «Магнитку» (смеётся).

– Как работалось у Владимира Юрзинова?

– Если кратко, то он профессионал, и вся работа у него построена на профессионализме, которого он ожидает от игроков. Хочешь в зал идёшь, хочешь – велик крутишь, он не указывает, как тебе нужно тренироваться вне льда. Юрзинов тренер больше европейского плана. Но и в команде было много финнов и канадцев, и они к такой системе привыкли.

– В «Куньлуне» и «Хэйлунцзяне» в основном ведь российский менеджмент?

– Там была такая каша – были и русские, и китайцы, которые говорят на нашем языке, и иностранцы были, чехи и финны – каких только людей там не было.

– А как вы все общались внутри команды?

– В «Куньлуне» все общались в основном на английском, там и китайцев практически не было. В прошлом году, когда я играл в высшей лиге, у нас было много русских игроков и китайских хоккеистов, но они нормально разговаривают на английском. Но есть переводчик.

– А не возникало смешных ситуаций, когда кто-то кого-то не понял?

– Да они были каждый день. Много было забавных историй. Например, тренер скажет какую-нибудь нашу поговорку, китаец им переводит, а они стоят глазами хлопают – что вообще он говорит? Или тренер говорит: «Это не надо переводить». Мы-то русские смеёмся, а они смотрят на нас подозрительно. Такого, что тренировку кто-то пропускал по недопонимаю, не было. Опаздывали, бывало, как во всех командах, но за это просто платили штраф.

– Кстати, о забавных моментах: вспомните ваше удаление, когда вы били буллит в «Куньлуне»...

– Да-а, об этом моменте все почему-то спрашивают (смеётся). Я просто хотел обыграть вратаря, а у меня конёк так пошёл, что я въехал в него – не специально, конечно. Смотрю, судья поднимает руку. Забавный момент, ничего не скажешь. В команде все посмеялись.

«ТРЕБОВАНИЯ ТРЕНЕРА НАДО ВЫПОЛНЯТЬ – ХОТЬ ДАЖЕ ЦЕНОЙ ЗДОРОВЬЯ»

– Условия в «Хэйлунцзяне» лучше, чем в других клубах вышки? Почему решили поехать туда?

– Да нет, просто так получилось, что мне не удалось договориться с Нижнекамском о контракте. К этому времени все команды уже были укомплектованы. А в «Хэйлунцзяне» главным тренером назначили Алексея Тертышного, мы знали друг друга по работе в «Куньлуне». Он меня пригласил, и поехал с удовольствием туда.

– Какой уровень у китайских хоккеистов?

– Пока не очень высокий, но хоккей у них всё равно будет развиваться. Не думаю, что у всё так быстро пойдёт, но определённые шаги видны даже по одному сезону. Когда мы только собрались в начале чемпионата, мы проигрывали всем подряд, а потом наша игра стала лучше – китайские ребята начали понимать, что надо делать, как играть.

– В «Хэйлунцзяне» вы были даже капитаном...

– Да, но тут особо не о чем рассказывать. Прошлый сезон у меня не заладился. Я сломал ногу на предсезонке, потом восстановился, сыграл несколько матчей, и плечо опять вылетело, так что практически весь сезон я пропустил.

– Нет такой проблемы, что вы часто травмируетесь?

– Да нет. Я шайбы не боюсь, лягу под шайбу, поймаю хоть зубами – это хоккей. То, что требуют тренеры, надо выполнять – хоть зубами, хоть головой, хоть ушами (улыбается).

– Теперь вам предстоит играть в «Нефтянике». Как оцените этот период своей карьеры?

– Я считаю, как идёт, так оно и должно идти. Я нисколько не расстраиваюсь, что буду играть в вышке. «Нефтяник» один из топовых клубов. В Альметьевске хорошие условия, коллектив хороший. Задача перед командой серьёзная, и есть над чем работать.

– Не было предложений от «Нефтехимика»?

– Нет. Желание вернуться, конечно, было, но так получилось, что оказался в Альметьевске. Но повторюсь – нисколько не расстраиваюсь. Значит, так должно быть. Будем доказывать свой уровень здесь – играть, забивать, выполнять задачу, поставленную руководством. Вообще у меня принцип: где ты играешь, это и есть твой дом. Сейчас «Нефтяник» наш дом, наша крепость, и здесь надо всего себя отдавать и прикладывать максимум усилий.

ДОСЬЕ «БИЗНЕС Online»
Ярослав АЛЬШЕВСКИЙ
Дата рождения: 9 мая 1991
Место рождения: Нижнекамск
Карьера: «Нефтехимик-2» (Нижнекамск) – 2008/09; «Реактор» (Нижнекамск) – 2009/10, 2010/11; «Дизель» (Пенза) – 2011/12; «Нефтехимик» (Нижнекамск) – 2009 - 2015, 2016/17; «Адмирал» (Владивосток) – 2015/16; «Ариада» (Волжск) – 2016/17; «Куньлунь» (Пекин) – 2016/17; «КРС Хэйлунцзян» (Харбин) – 2017/18; «Нефтяник» (2018/19).
Личные достижения: лучший нападающий ВХЛ (2011/12), самый полезный игрок ВХЛ (2011/12), лучший ассистент ВХЛ (2011/12).

Александр Приндин,Спортивная редакция «Бизнес-Онлайн»

Спортивная редакция «Бизнес-Онлайн»

Последние новости

ВКонтакте

Instagram

Чемпионат ВХЛ

Чемпионат МХЛ