Новости «Нефтяника»

Интервью с вратарем «Нефтяника»

ИЛЬЯ ГОЛУБЕВ: ЯЧАНОВ МЕНЯ ВСЕ ВРЕМЯ ПОДБИВАЛ: «ДАВАЙ, ВСТАВАЙ В ВОРОТА, У ТЕБЯ ПОЛУЧИТСЯ!»

21-летний вратарь Илья Голубев, сын известного в прошлом нападающего, чемпиона России-1998 в составе «Ак Барса», а ныне исполнительного директора Федерации хоккея Татарстана Кирилла Голубева, выступает за команды клубной системы с 2013 года. Вратарская судьба целеустремленного парня, вставшего на коньки в три года, складывается сложно – конкуренция, травмы. Неоднозначно для Ильи Голубева сложился и сезон 2016/17. С него мы и начали беседу.

- Илья, я просмотрел основные вехи вашей хоккейной биографии. В сезоне 2013/14 вы играли за «Барс» в МХЛ, в следующем сезоне, когда «Барс» был переведен в ВХЛ, провели 31 игру за «Ирбис», в 2015/16 попробовал на себе что такое Высшая хоккейная лига (по ходу сезона выступая и за «Ирбис»), а в минувшем сезоне на вашем счету матчи сразу в трех командах: «Барс», альметьевский «Спутник» в МХЛ и несколько встреч в составе обладателя « Братины»-2016 «Нефтяника». Как так получилось?

- Летом 2016 я принял участие в двух предсезонных турнирах в составе «Барса». Получил травму колена, выбыл на два месяца. Когда восстановился, поступил в распоряжение «Спутника». У них травмировались мои ровесники 1996 года, освободилась вакансия «лимитчика». Влиться в коллектив помогло то, что команда, можно сказать, родная, много казанских ребят и в молодежной команде, и в «Нефтянике». Когда я приехал, команды «Спутник» и «Нефтяник» находились на выездных матчах регулярного чемпионата. Чтобы не терять время, я приступил к работе с командой ЮХЛ. Стал тренироваться. Тренировочный процесс проходил достаточно интересно. Потому, что каждый мальчишка хотел забить в любом упражнении взрослому вратарю. Мне приходилось быть сосредоточенным, в постоянном напряжении, в каждом моменте. В целом, этот период тренировочного процесса был для меня полезен. Затем «Спутник» вернулся с выезда и проводил четыре матча в родных стенах. Там состоялся мой дебют в победных играх с «Толпаром». Хотел бы сказать огромное спасибо ребятам, которые помогли мне влиться в коллектив. Меня переполняло огромное желание показать себя с лучшей стороны и помочь команде. Одновременно меня привлекали к тренировкам с «Нефтяником», и индивидуальным занятиям с Айратом Мухитовым. У меня было по три тренировки на льду в день – одна с молодежкой, остальные со взрослой командой. Несмотря на большую загрузку я получал огромное удовлетворение от работы. С «Спутником» были и победы, и поражения, но мы не унывали, работали, выполняли тренерские установки. Ближе к концу «регулярки» на выездных матчах в Усть-Каменогорске, при столкновении с игроком «Алтая», я получил травму плеча, когда по инерции нападающий шел на добивание. В перерыве попросил доктора поставить обезболивающий укол, чтобы доиграть матч. Врач команды и тренерский штаб приняли решение не усугублять ситуацию и заменить меня. Доктор оперировал тем, что могу увеличить время восстановления после травмы. Вернувшись с выезда, мне провели обследование. Диагноз - надрыв связок и повреждение суставной капсулы плеча. Сроки восстановления и реабилитации составляли пять-шесть недель. Плечо зафиксировали, но это не мешало мне поддерживать мою функциональную подготовку. Я «оседлал» велотренажер. Чередовал процедуры, назначенные врачом: магнит, УВЧ, уколы, токи. Это помогло вернуться на лед раньше положенного срока. К сожалению, «Спутник» сезон завершил, а «Нефтяник» продолжал свое шествие в плей-офф. Вратарскую линию «Нефтяника» тогда составляли Эдуард Рейзвих, Евгений Ярославлев и Станислав Жучин, с которым позже расстались. По стечению обстоятельств в заключительных матчах «регулярки» травмировался Ярославлев. Начались игры плей-офф. «Нефтяник» начинал серию в Балашихе, где я попал в заявку. К сожалению, первая игра складывалась не в нашу пользу и при счете 1:5, при столкновении Рейзвиха с игроком соперника, голкипер получил травму с подозрением на сотрясение. Я занял место в «рамке». Анализируя игру нужно отметить, что команда билась до конца, но не использовала свои моменты. Мы проиграли 3:6 пропустив шестую шайбу в пустые ворота. Детально рассмотрев игру и сделав выводы над ошибками, мы вышли на следующий день побеждать. Команда меня поддержала в плане уверенности, помогла мне войти в игру и добиться положительного результата в трудной победе над соперником со счетом 2:1. Нужно сказать, это была моя первая полноценная официальная игра в плей-офф ВХЛ.

- Как складывались следующие игры?

- Вернулись в Альметьевск при счете в серии 1-1. Рейзвих еще неважно себя чувствовал, я готовился и вышел на первую домашнюю встречу. Проиграли 2:3 в овертайме, хотя бились, ушли от поражения в основное время. Последующие матчи ворота защищал Рейзвих. К сожалению, нам не удалось пройти в следующую стадию плей-офф. Тем самым хочется извиниться перед преданными болельщиками команды. И все равно, несмотря на осечку, большой успех «Нефтяника» в предыдущем сезоне не был случайностью. В Альметьевске руководство «Татнефти», власти города уделяют большое значение детскому, юношескому хоккею, поддерживают «Спутник» и «Нефтяник», у команды замечательные преданные болельщики. Все, верю, в нефтяной столице Татарстана, будет в хоккейном плане в порядке!

- Давайте пройдемся по вашей биографии. На то, что вы стали заниматься хоккеем гены, повлияли?

- Конечно, повлияли. Отец еще играл, на коньки меня поставили года в три, это было на стадионе «Тасма», сохранилась даже видеосъемка. Все детство я пробегал с клюшкой и даже спал с ней. В пять лет был набор в школу «Ак Барса» при старом Дворце Спорта. В то время была нехватка льда для тренировочного процесса. И тренировки проходили в зале. Мы месяц-другой в зале позанимались, и я отцу говорю: «Папа, мне что-то так неинтересно бегать, я на лед хочу. Давай это дело отложим». Он: «Без проблем, не хочешь, не надо, заставлять тебя не буду». Тем временем в детском садике посещал спортивные занятия - по карате и плаванию. Отец всегда брал меня в раздевалку команд мастеров, где он играл, я все время был при нем, прочувствовал атмосферу раздевалок. Свою карьеру профессионального хоккеиста отец заканчивал в Альметьевске, ворота «Нефтяника» в то время защищали Дмитрий Ячанов, Константин Алексеев и Олег Лаврецкий. Я после тренировок заходил в раздевалку и Ячанов все время меня подбивал: «Давай, вставай в ворота, у тебя получится!» Алексеев подарил мне вратарскую клюшку и дома я все время с ней ходил, имитировал стойку вратаря. Отец приходил после тренировок уставший, и я просил его побросать мне мячик, сделанный из носков.

- И что было потом?

- Когда отец закончил играть, я ему сказал, что хочу вернуться в хоккей и именно вратарем. Мы вернулись из Альметьевска в Казань, он отдал меня к Андрею Зубкову. Мне было 11 лет, все ребята, с кем я начинал, уже хорошо катались, я в этом плане отставал. Но уже твердо решил играть в воротах.

- Это было в школе «Ак Барса»?

- Да. Со мной работал тренер по вратарям Алмаз Якупов и начал меня обучать вратарскому ремеслу – кроме большого желания я ничего не умел. Я понимал, что только ежедневная работа принесет результат, нужно делать в два раза больше, чем остальные.

- А болельщиком вы в каком возрасте стали?

- Мне кажется, как родился.

- Тогда скажите, манера игры каких вратарей вам нравится?

- Сначала мне нравился Мика Норонен. Но когда приехал Петри Веханен, он вообще покорил меня своим спокойствием. У него никаких эмоций, смотришь на него и никогда не поймешь, что у него внутри. Его финская школа мне очень нравилась – как он двигается в воротах, ничего лишнего. Он прекрасно разбирался в технико-тактических действиях, правильно выбирал позицию. Веханен стал моим кумиром. Я старался ему подражать, а уж когда мне досталась его вратарская форма я был на седьмом небе от счастья. Я считаю, что финская вратарская школа сильнейшая в хоккейном мире. Не зря в системе «Ак Барса» работает один из лучших финских специалистов по вратарям Ари Мойсанен. Вообще нужно отметить, что в Казани хоккейная база - одна из лучших в мире. Созданы все условия для подготовки хоккеистов. В хоккейном клубе выстроена вертикаль, где существуют все звенья: детская школа, юношеская команда, молодежная команда, команда Высший лиги и команда КХЛ. Продуманно все до мелочей. Питание, тренировочный процесс на льду, в игровом зале, в тренажерном зале, тренировки по акробатики, по плаванию, городок на открытом воздухе, индивидуальные тренировки по амплуа. Также организованы мероприятия по восстановлению. Все в одном месте, не надо никуда ездить. А уж если говорить о медицинском уровне обеспечения базы «Ак Барса», о том, как высококлассные специалисты следят за здоровьем каждого хоккеиста – будь из главной команды, будь из молодежной, это вообще уникально.

- А чего хочет вратарь Илья Голубев?

- Я хочу развивать свое вратарское мастерство, закрепиться в основе, побеждать, повышать свой коэффициент надежности. Но для этого надо много работать, а не языком чесать.

- А с другими вратарями в ваших командах отношения нормальные?

- Конечно, все понимают, что это жизнь, двух-трех вратарей одновременно в «рамку» не поставишь. Поэтому, везде есть конкуренция, но это добрая конкуренция. Без агрессии. Каждый бьется за место в составе, чтобы доказать свою состоятельность.

- Мыслите свое будущее в Татарстане?

- Естественно. Здесь я родился, вырос, здесь карьеру хоккейную сделал мой отец. Красно-бело-зеленые цвета навсегда в моей душе.

Пресс-служба «Барса»

Последние новости

ВКонтакте

Чемпионат ВХЛ

Чемпионат МХЛ